Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: сюжетная проза (список заголовков)
04:11 

Доступ к записи ограничен

Яблоко проспорило ножу...
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
01:13 

Доступ к записи ограничен

Яблоко проспорило ножу...
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
16:50 

Доступ к записи ограничен

Яблоко проспорило ножу...
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
05:08 

Доступ к записи ограничен

Яблоко проспорило ножу...
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
05:47 

Доступ к записи ограничен

Яблоко проспорило ножу...
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
21:41 

Оним. Технологическая справка. Листовка №2353. Патапаносцы

Яблоко проспорило ножу...


Патапаносцы - один из органов восприятия комитета "глаз", доступный в большинстве общественных мест. Способен передавать звуковую информацию напрямую в секретариат комитета "глаз". Включает в себя первичную обработку поступающей информации в качестве фильтра. Обработка состоит в удалении информационно не значимых слов из передаваемого сообщения. Данные об информационной значимости слов можно получить в комитете "глаз" по письменному запросу в течении 24 циклов. Один цикл, в зависимости от загрузки линий связи может длится от 5 минут до 1 часа (для перевода в другие единицы времени воспользуйтесь прилагаемой к вашему сертификату о регистрации альтернативной единицы времени таблицей).
Патпаносцы не содержат этических или эмоциональный модулей. отсутствуют модули обработки мимики и жестов.
На теле патапаносца находится информация о его серийном номере, дате его производства, дате последней технической проверки. Для получения информации по вашей заявке необходимо запомнить порядковый номер заявки, который вы получаете после того, как патапаносец подтверждает передачу вашей заявки в секретариат комитета "глаз".
если по каким то причинам патапаносец является недееспособный, просим вас записать его серийный номер и через ближайшего патапаносца сообщить в секретариат о поломке, указав при этом серийный номер неисправного патапаносца.
любые просьбы и пожелания по улучшению работы патапаносцев также могут быть переданы через них самих.

комитет "глаз" готов выслушать каждого жителя несуществующего мира, вне зависимости от желания самого жителя быть услышанным.

@темы: сюжетная проза

21:22 

Оним. Третья Глава.

Яблоко проспорило ножу...
Дарон весело скакал по улицам, по не примятому снегу, стараясь не выходить на пешеходные дорожки. Он не любил ерзать между людей. Тем более приходилось избегать столкновений с ногами жителей как своего, так и Существующего мира. Иногда Дарон забывался и начинал играть со своим хвостом, стараясь его поймать и укусить. но каждый раз вспоминал о деле, наткнувшись на очередную листовку комитета "глаз". Он решил начать с самого далекого проспекта, провести с ним больше всего времени и по уменьшению списка и дальности расположения проспектов приближаться к дому. Тем более Марги сегодня пошла в книжный, а значит по возвращению его ждет новая книжка. "Новая книжка, новая вая новая!.." - подпрыгивал при ходьбе Дарон. - "Геральт всех победит! Ха, хо, хи!..." Дарон прыгает, пытаясь изобразить как ведьмак Геральт ловко орудует своим мечом. За такими развлечениями дорога кажется не такой длинной. И вот Дарон уже на месте. Это новый проспект, город растет вширь и новые проспекты дальше всего от центра. Иногда Дарон даже сожалеет, что живет в центре.
- Привет, Дружище! - Дарон прыгает на новенькую ровную спину проспекта, пощелкивая от воодушевления по ней когтями. - Как ты тут? я тут, чтобы разговааааривать с тобой, но если хочешь, мы можем поиграть!
Рысь в шортах, майке и огромной вязаной шапке прыгает как волчок, отталкивается от стволов еще совсем молодых деревьев и приземляется в нескольких метрах от него.
- Ну так что скажешь?! - Дарон смотрит на проспект прямо перед собой; что хорошо с этими проспектами - они такие большие, что куда не смотри, будешь смотреть ему прямо в глаза. - Ну как скажешь, помассирую тебе спинку.
И Дарон с энтузиазмом начинает выстукивать по асфальту когтями, не задерживаясь долго на одном месте. между точками его плясок расстояние примерно метра три. и так в шахматном порядке вверх, в сторону течения, в сторону увеличения номеров домов. машин почти нет и Дарон иногда закрывает глаза, не боясь быть сбитым. Дойдя до дома с самым большим номером Дарон снова смотрит на асфальт перед собой и довольный собой произносит:
- Ну вот и все на сегодня, Дружище! Понравилось? О да, мне тоже очень очень! ну замолви там за меня словечко перед секретарем "глаза", может долг скастит. - хихикает в лапу Дарон и достает листок со списком проспектов. Напротив одного он делает дырочку когтем. - Увидимся через месяц!
Теперь и ему осталось ровно девять. еще 9 проспектов и новая книжка. "Новая новая вая вая новая!" - продолжает напевать Дарон.
Еще с двумя он обсуждал соседние улочки, как они подмигивают проспектам своими фонарями. "Да она с тобой заигрывает, зуб даю заигрывает!" - подначивал Дарон и сам от удовольствия зажмуривался. Еще пара жаловались на свежие раны. И что о них совершенно не заботятся, что они старые уважаемые проспекты, а за ними ухаживают хуже чем за какой нибудь штатной десятиметровой улочкой. Дарон слушал, успокаивал, сочувственно постукивал хвостом, скалился, когда речь заходила о дорожных работах. Еще трое попросили почесать им бока в нескольких местах, куда совершенно забывает заглядывать дворник. Еще один сам расспрашивал Дарона обо все на свете, о свежих новостях несуществующего мира. Они поспорили о событиях эры суббота и будущем настоящей эры воскресенья. и разошлись, сойдясь на том, что комитет "глаз" либо во всем виноват, либо сам найдет виновных. Последний попросил убрать рухнувшее дерево, но тут Дарон был бессилен, потому что согласно "Договору о нераспространение" ему нельзя было привлекать внимание жителей реального мира. Поэтому он поймал ближайшего патапаносца и передал через него просьбу проспекта в комитет "глаз".

@темы: сюжетная проза

23:25 

Сказка про Дуурака.

Яблоко проспорило ножу...
Жил был Дуурак. Дуурак очень любил думать. много думать и рассуждать. он прослыл очень большим думателем. или мыслителем? ну вообщем прослыл. к нему из разных стран приезжали другие мыслители и по долгу беседовали. и всех он удивлял. и все ему удивлялись. и слово Дуурак мог меткое подобрать. и событие любое объяснял так ладно и хорошо, что и вопросов не оставалось. Дуурак вот такой вот был. даже царь его к себе звал. "идем, - говорил царь. - ко мне на службу! будешь государственные вопросы решать!" а Дуурак ему в ответ мол государство система сложная и решению не подлежит, а лишь изучению и констатированию фактов содеяных по глупости ли по разумению и обучению будущего поколения на ентих самых констатациях. ну вообщем отказывался Дуурак от службы. говорил там много письмом надо владеть и думать почти некогда. Царь долго не серчал на Дуурака, да согнал его в катарги. да и там Дуурак не работал, а больше думал. Придумал такой хитрый план побега, что сбежали все заключенные вместе с ним, а охранники остались еще им и должны денег за этот побег. ну эти самые его сокаторжники и помогли нашему Дуураку власть то местную пощекотать перышком за пятки до такой степени, что Дуураку объявили почетную медаль и пожизненную пенсию с теплой печкой. на ней Дуурак продолжал думать и принимать новых гостей, каждый из которых что то хотел поговорить, а что то спросить. потому что надумал уже к тому времени Дуурак уйму всего. и стало мало место у Дуурака в голове. некуда больше было ему думать. все уже забито его думами. и нужно что то уже забыть, чтобы продолжить думать. для того, чтобы подумать о том, что ему не нужнее всего и что можно забыть Дуурак сперва забыл как с печки слезать. и после долгих думаний над своей проблемой Дуурак решил, что ненужнее всего ему на свете то, что умеет каждый и чему с первым криком кажный младенец умеет и знатый. так Дуурак и умер. он забыл как дышать.
запись создана: 02.11.2009 в 01:22

@темы: сюжетная проза

22:34 

Веревки

Яблоко проспорило ножу...


Один канатоходец очень любил одну эквилибристку. он смотрел на нее со своей вышки и вздыхал. но все что у него было - это он сам и его канат, по которому он ходил под куполом. у нее же были всякие бочонки, шары, полукруглые металлические предметы и прочее. все это постоянно чуть покачивалось и дрожало. менялось местами. перепрыгивало из рук в руки и обратно на землю. и сверху всего этого была она. она балансировала и улыбалась. едва покачивалась и оставалась неподвижной. а зрители ей аплодировали. а канатоходца практически не было видно под куполом. он прыгал и бегал по своему канату. стрелял из лука, жонглировал, рисовал и даже танцевал на нем. но он был так высоко. что без прожектора, ярко освещающего его, почти не заметен. и когда выступала эквилибристка, то, конечно, все внимание было приковано к ней. оркестр играл для нее. весь свет был для нее. во время одного из своих выступлений канатоходец слишком сильно старался посмотреть вниз, чтобы увидеть, смотрит ли на него эквилибристка... и оступился. и полетел вниз. без страховки. он летел и смотрел на нее. и с каждой секундой становился все ближе к ней. а ее глаза становились все печальнее. но она смотрела только на него. оркестр молчал. зрители открыли рты и затаили дыхание. и перед самой землей канатоходец закрыл глаза. а она бежала к нему. расталкивала клоунов, врачей, укротителей и бежала к нему. но это было такое несвоевременное движение навстречу, что посреди своего дикого бега она остановилась. а он лежал на песке. все прожектора теперь светили на него. все взгляды были для него. оркестр играл музыку падающих на пол инструментов для него. и весь мир как будто покачивался, а канатоходец улыбался и сохранял полную неподвижность.
запись создана: 21.07.2009 в 18:27

@темы: сюжетная проза

23:10 

Слесарь человеческого дыхания третьего разряда

Яблоко проспорило ножу...
жил да был слесарь человеческого дыхания третьего разряда с допуском в сон и разрешением на нарушение спокойствия. он давно занимался своим делом. много знал о своем деле. и вполне мог уже взять себе ученика. но он не хотел никого учить. он вообще редко чего хотел. ну если только иногда. ну чуть чуть так посидит, похочет стать чемнибудь невозможным. и обратно. то на работу. то домой, отдыхать.
вот бывало перехватит у кокогонибудь важного человека дыхание от важности всего происходящего, так сразу вызовут нашего слесаря. он придет, осмотрит все, заглянет в горло, потом сядет перед важным человеком, достанет набор ключей. гайки, болты, шурупы, муфты, прокладки резиновые старые, прокладки резиновые новые, отвертки. достанет наладочное табло. и начинает в него вкручивать эти болты. гайки. ковыряться там отвертками. и иногда только посматривать на важного человека и слушать его дыхание.
а как ночью у другого человека поменьше перехватит от того, что он поменьше, так тут же звонят нашему слесарю. он прямо в сон к нему приходит и там все чинит. чего уж он там делает, никто не знает. не помнят люди чуть помешьне таких снов. незачем им такие сны помнить.
и постоянно много заказов у нашего слесаря. и хлеб есть в доме. и за газ всегда уплочено. но нет ученика.
"да и зачем мне ученик!?" всегда повторял слесарь и шел пить чай с сушками и шоколадом. уж очень он любил сушки и чай. а шоколад всегда ему дарили. за его хорошую работу.
и однажды у нашего слесаря что то в горле запершило. он к врачу. а врач ему "ничего не вижу, все хорошо. это у вас от сушек. может подовились". перестал есть сушки слесарь. а все першит. он к другому врачу. тот говорит "нет, все хорошо. это все чай. не пейте чай. а сушки можете есть". а какие тут сушки без чая. строго выполняет наказ врачей слесарь. а в горле все першит.
он к гадалке. она ему "уууу... милок, проклятье на тебе. нада чтобы весь шоколад ко мне носил, тогда все пройдет"
стал относить весь шоколад к гадалке. все першит в горле. снов стал пить чай. есть сушки. не лучше ему. не хуже. только иногда ночью кажется, что вроде лучше как. что вроде как все хорошо. вот прямо проснется посреди ночи. и ничего не першит в горле. а на утро опять. так и жил слесарь. ночью хорошо. днем плохо.
а однажды подглядел за собой (ну у него ж допуск в сон есть). у него в горле оказывается слова седят. седят и все трутся друг об друга. и тесно им там. и вроде как першит в горле от них. а по ночам, когда слесарь засыпает с открытым ртом и совсем не следит за своим дыханием, - слова выползают и ходят по соседям. и по соседям соседей. и все перешептываются. многим спать мешают.
и стал слесарь как то ухаживать за собой. следить за горлом. расслаблять его. чтобы слова и днем выходили. перестал шоколад отдавать старухе - гадалке. и так много слов стало в его квартире, что когда он уже от старости прожитых лет ушел на пенсию, то не было ему скучно. он рассказывал им про дыхание. про то от чего его может сводитьи как его настраивать. и они его слушали. его слова. а когда слесаря не стало на этом свете и пришил люди в его квартиру и открыли дверь, то высыпалось оттуда много много млов. и раскатились по свету. и от одних слов теперь сводит дыхание у людей. а от других наоборот, восстанавливается спокойствие и хорошее настроение. иникто не знает почему. один слесарь знал. но учеников то у него не было))

@темы: сюжетная проза

18:52 

Оним. Технологическая справка. Листовка №2708. Договор о нераспространение

Яблоко проспорило ножу...
после крайне неблагоприятных событий последней эры (эра суббота), в самом начале текущей эры воскресенья коммитет "глаз" составил договор о нераспространение. в ходе обсуждений и расмотрений он был откорректирован и признан всеми жителями несуществующего мира. привести в одной листовке полный текст договора - не предоставляется возможным. посему вот основные положения, которые должен помнить каждый житель несуществующего мира:

1. Жителю несуществующего мира запрещается производить любые посторонние шумовые эффекты в реальном мире (во избежания конфликтов с жителями реального мира).
2. Распространение любой пропагандистской литературы, способствующей внесению паники в несуществующий мир считается противозаконным и подлежит немедленному пресечению. все кто учавствовал в распространение - считаются преступниками и несут наказание согласно признанному кодексу коммитета "глаз".
3. Не выполнение своих трудовых обязательств несет за собой штрафные санкции согласно признанному кодексу коммитета "глаз".
4. Контакты с жителями несуществующего мира возможных лишь в случаях крайней необходимости, что должно быть подтвержденно свидетелями либо закреплено в памяти контактирующего для дальнейшего ознакомления коммитетом "глаз" со всеми аспектами контакта и его последствиями.
5. Житель несуществующего мира не несет ответсвенность за кого либо, кроме себя самого.
6. Право на перемещение из одного города в другой выдается в коммитете "глаз" не чаще 1 раза в неделю.
7. Основной формой отсчета времени признан эталон времени чуществующего мира. разрешение на исполльзование альтернативных форм отсчета времени выдается коммитетом "глаз" после прохождения всех необходимых процедур.
8. Основной формой общения признана форма общения жителей существующего мира. использование альтернативных форм общения ограничивается положением 1 данного списка.
10. Все группировки среди жителей несуществующего мира должны быть зафиксированны коммитетом "глаз". все незаыиксированные группировки признаются незаконными и подлежат уничтожению.
11. Использование любого волшебства не должно нарушать пункт 1 данного списка.
12. При достижении определенного уровня знания каждый житель несуществующего мира проходит экзамен на возраст. при успешной сдаче возраст жителя несуществующего мира увеличивается.
13. Имя является универсальным идентификатором жителя несуществующего мира и не подлежит обмену. кроме случаев сдачи его в ламбард или банк с правом последующего выкупа.
запись создана: 05.06.2009 в 19:27

@темы: сюжетная проза

18:51 

Оним. Вторая глава.

Яблоко проспорило ножу...
-Не, одну Юлю встретил. - ответил Оним, проглатив наконец пирог. - приемный брат прям на нем катался.
-На ком? - Дарон зевнул.
-На Юле, на ком еще...
-Аааааа... - Дарон закончил завтрак и спрыгнул со стула на пол. - с него говоришь, а чего за окном темно так?
-Часы остановились видимо.
Оним отряхнул крошки и подошел к настенным часам. они и впрям остановились. Оним погладил их по макушке, часы снова зажужжали. сначало медленно, а потом все быстрее и быстрее, нагоняя упущенное время. за окном быстро посветлело, взашло солнце, потом небо затянуло тучами и пошел снег. он сразу начал падать безумно быстро. но как только часы вернулись к обычному своему ходу, снег стал замедлятся и вскоре был похож на ленивых белых мух.
Дарон запрыгнул на окно и проскальзил между горшками с помидорами.
-Крууууууто... - промурчал он и припал к стеклу.
-Накинь что-нибудь и пошли выполнять свою работу. - Оним уже оглядывался в поисках своей куртки.
Дарон же рисовал на стекле пальмы и серфингиста на большой волне. когда заканчиволось место под рисунок, Дарон осторожно дышал на стекло и туманный холст увеличивался. услышав про работу он недовольно пошевелил усами и сполз обратно на пол.
-Иду, иду, иду.
Через пару минут Дарон вернулся. из новых вещей на нем была только большая вязанная шапка, которая то и дело спалзала на глаза.
-Не замерзнешь? - Оним все еще не мог найти свою куртку.
-Ну... я же рысь. думаю мне это поможет. тем более потом знаешь как долго опять одевать эти шорты и майку. с моими то когтями. - Дарон демонстративно поднял лапу и выпустил когти.
Оним ничего не ответил.
-Где эта чертава куртка!?
Дарон понюхал воздух, повертел головой.
-На половину седьмого.
Оним повернулся туда, куда сказал Дарон и увидел свою куртку, висящую на кусте вишни.
-Спасибо.
-Долг простишь? - уже в дверях оглянулся Дарон.
-И не мечтай. Пошли. Не то Марги расскажу, что ты проспал до обеда. за это она тебя опять отчетает.
Дарон фыркнул и вышел из квартиры. Оним вышел следом. лифт, как всегда, пришлось ждать долго. Дарон все время дережировал кончиком хвоста. что то очень знакомое. но на свой мотив и вкус.
улица встретила их прохладным воздухом и двумя прохожими. на скамейке лежало несколько листовок, которые распространял коммитет "глаз". Дарон нацепил одну из них на коготь, прочитал последнюю строчку и презрительно дунул на нее. от чего та слетела с когтя и упала возле урны.
-Сказал же верну, вот надоеда. Куда идем, Оним?
-Проспекты. Вот твои десять, - Оним протянул исписанный листок своему напарнику. - не вздумай жульничать. новых проблем с "глазом" нам не нужно. еще приставят к свежей Юле. и всю жизнь будешь за ней таскаться.
Дарон рисовал хвостом на снегу тюльпаны.
-Дарон!
-А!? дадада, уже иду.
Он выхватил из рук Онима листок и шустро потрусил к выходу из коробки домов. Оним проводил его взглядом. Спрятал руки в карманы своей серой куртки. Перед этим нацепил на себе наушники. В них был шум города и машин, голоса как бы случайных прохожих и рекламная музыка из магазинов. вокруг было спокойно и тихо.
запись создана: 16.05.2009 в 12:06

@темы: сюжетная проза

18:50 

Оним. Технологическая справка. Листовка №3490. Кусанные

Яблоко проспорило ножу...
Кусанные - подвид особо восприимчивых к несуществующим явлениям и существам людей, которые по виду своего восприятия напоминают кусанные пончики. обычный пончик поностью покрыт розовой корочкой и пудрой. после надкуса же остается зона прямого доступа к внутренностям пончика. тот же феномен характерен и для кусанных людей. имеется некоторая зона прямого доступа к органам восприятия, размеры которой колеблются от нескольких сантиметров, до полного покрытия всех воспринимающих органов.
кусанные люди испытывают непонятные переживания и эмоции. не понятные для них. понятные для несуществующего мира. хотя сам факт существования несуществующего мира для таких людей пока остается загадкой.
в отличие от пончиков, человек обладает подвижностью ума. что помогает ему вращать свое восприятия таким образом, что долгие годы оголенные внутренности могут оставаться как бы в тени. такое состояние кусанного называется "юла". в разговорной речи употребляют шуточное обозначение таких людей именем Юля.
при желании и молчании кусанный способен воспринимать окружающий его несуществующий мир как и житель несуществующего мира. но должны присутствовать оба фактора одновременно. желание и молчание. в противном случае все заканчивается лишь перепадами настроения, едва заметными подергиваниями мышц шеи и усилением звона в ушах.
помимо "кусанных" существуют еще "съеденные". жители несуществующего мира и существующие, но не живущие в реальном. То бишь те, которых поглотил этот самый несуществующий мир. Это последняя степень "покусанности". Активность их в нереальном мире зашкаливает, в то время как активности в реальном посочувствует 80-летний пенсионер со стажем...
причина появления кусанных среди людей - неизвестна.
каждый кусанный индивид подлежит учеты и контролю со стороны приемного брата (существо из несуществующего мира, приставленное следить за кусанным и вести учет его активности в несуществующем мире).
при контаке с куснным первым делом стоит оглядется и найти его приемного брата, от которого уже получать более подробную информацию об объекте.
при контакте с неучтенными кусанным - сообщить в коммитет "глаз", для постановки кусанного на учет и прикрепления к нему приемного брата.

примечание редактора:
спасибо Тебе, за поправки и дополнения к информации, уже имеющейся у коммитета "глаз".

Дарон, верни долг!
запись создана: 15.05.2009 в 13:00

@темы: сюжетная проза

18:48 

Оним. Глава первая.

Яблоко проспорило ножу...
Проспект слегка дрожал под крупным падающим снегом. настолько незаметно, что ни один прохожий этого не замечал.
- Холодно, ты прав. - проборматал Оним.
он сидел на рекламном щите, которыми уставлен весь проспект. с эхтих щитов, свысока смотрят люди, банки кофе и самые лучшие в мире ковры. и Оним. он тоже смотрит сверху.
- Чертовски холодная весна, братец. - добавил чуть помолчам Оним. - хоть из дома не выходи.
после чего он спрыгнул со щита на пешеходную дорожку. как всегда, никто не обратил на это внимание.
- до завтра, братец. - с улыбкой сказал паренок весьма обычной внешности и погладил асфальтовую спину проспекта, отчего тот легонько мурлыкнул. - да, ты мне тоже нравишься...
Оним сунул руки в карманы своей серой куртки и отправился в сторону уменьшения номеров на домах. к началу проспекта. если сравнивать улицы с реками... то машину будут рыбами. а люди чем-то вроде... людей. пороги остановок трамваев и переправы пешеходных зебр.
"интересно... - думал Оним, - Дарон все еще спит?".
Оним свернул с проспекта в коробку домов. деревья стояли в легком недоумении. конец апреля, а теплом даже не пахнет. птицы с юга облетают этот город стороной. дома жмутся друг к дружке, оставляя широкие пешеходные дорожки. игреются огнями в окнах.
Оним шел и глазел на внутренности квартир. на занавески и потолки. на обои. где-то мелкали люди. Он прошел три подьезда и вошел в четвертый. лифта пришлось ждать долго. "три, семь, щесть, два" - проборматал про себя Оним. Лифт зажужжал приятно и, когда двери открылись, на несколько секунд Оним практически ничего не видел. когда глаза привыкли, двери лифта уже закрылись.
- Даааарооооон!!! - прокричал Оним. - просыпайся!
он скинул куртку на куст вишни и сорвал по пути несколько спелых яблок.
- Уже полдень, вставай давай, - уже тише продолжал Оним. - там снег идет. а проспект... такой анекдот рассказал, просто прелесть.
Оним подошел к гамаку, растянутому между двух яблонь и толкнул его ногой
- подъем говорю!
- да, да, Марги, встаю.
- Марги нет, она в книжном сегодня, с утра. - весело ответил Оним.
- Вот черт. - недовольство спящего было на грани отчаяния. - это ты, Оним.
- Да, я. знаешь ведь,что не отвяжусь. вываливайся из гамака. пошли обедать.
из гамака сначало показались кисточки ушей, потом рыжая челка. и заспанная голова рыси.
- Что на обед?
Дарон элегантно вывалился из своей спальни и потянулся, слегка выпустив когти. на нем была синяя майка и шорты.
- у меня яблочный пирог, а ты, если не поторопишься, то и молока не получишь.
- да иду я, иду. - зевая проворчал Дарон и вышел на кухню.
Оним сидел на стле и жевал пирог. на столе стоял порезанный пирог и два стакана молока.
- Что у нас на сегодня? - запрыгивая на стул спросил Дарон.
- у нас успокаивающие беседы с проспектами. к одному уже сходил. еще двадцать, так что поторопись. - ответил спокойно Оним.
- вторник значит. - Дарон откусил от пирока большой кусок, прожевал и добавил. - кусанных не встречал?
запись создана: 03.05.2009 в 00:29

@настроение: ATHF

@темы: сюжетная проза

22:28 

Белый песок.

Яблоко проспорило ножу...


— Ты что творишь, Ино? Повязки нельзя снимать! – Иш бегала кругами возле кровати своего брата. – Нет, нет, нет... доктор строго–настрого запретил трогать повязки!..
Казалось, Ино совершенно не слышит сестру. Он как завороженный смотрел на край бинта, который он отыскал на своем лбу наошупь и, отлепив крепивший его пластырь, поднес к глазам. Он не видел его. Вернее он видел не его, не бинт. А еще точнее, он видел бинт не так, как его видела, скажем, его сестренка Иш. Все было совершенно плоским и лишенным продолжения. Ино видел где начинается бинт, он видел где заканчивается бинт и начинается его рука, он видел стену... но совершенно не понимал как далеко до стены. Или как далеко от глаз он держит руку. Все было плоским. и к тому же черно–белым.
— Сестренка, сколько я пролежал здесь? – спросил наконец Ино.
— Недолго... чуть меньше суток. – Иш не на шутку волновалась. – как только ты упал без сознания я тут же вызвала врачей. Они положили тебя на носилки и сказали, что все будет хорошо. А потом мы долго ехали. А потом они увезли тебя в какую–то комнату и меня туда не пускали. А потом сказали, что ты здесь... Вот.
— Помоги мне добраться до окна, Иш.
Ино выпустил край бинта из рук, и тот повис на его плече. Сестра помогла встать ему с кровати. Ино держался за ее плечо, силы еще не полностью вернулись к нему. До оконного проема они шли около двух минут, медленно и осторожно. Ино совершенно не ощущал расстояния. Он понимал, что его ноги движутся, что он перемещает их вперед... И сам он движется вперед. Но все вокруг оставалось таким же плоским и однообразным. Чтобы не думать об этом Ино закрыл глаза.
— Вот смотри, братик. – с легкой улыбкой произнесли Иш. – из нашего дома его плохо видно... но отсюда. открывается просто потрясающий вид.
Ино открыл глаза. Он смотрел в пол. Его ноги как будто были у него перед глазами. Как будто все сдавил огромный пресс. Расстояния нет. Все в миллиметре от его глаз. Ино медленно ведет свой взгляд по полу, по подоконнику, по раме стелка, по улице... И замирает, когда видит его. Бесконечный. Невыносимо огромный и всепоглащающий шар воды.
Как рассказывал его дед, в свое время воды стало так много (что то там у них таяло, или текло откуда–то, дедушка не уточнял), что от ее части решили избавится. Построили длинную, предлинную трубу. Она выступала вперед примерно на половину расстояния от Земли до Луны. Один ее конец опустили в океан, а второй торжественно открыл Став Гагаракин, начав тем самым спасение Земли. Так как в космосе вакуум, то–есть отсутствие всего, в том числе и давления, а на Земле это давление есть, то, по всем законам, вода устремилась в область с меньшим давлением. Конечно первую воду пришлось качать насосами, но потом она сама равномерно "выливалась" с планеты в космос. Десятилетими. Открывались новые земли для заселения, новые источники нефти и прочих ископаемых. Но в нужное время механизм закрывнания не сработал. И вода продолжала уходит. И ушла практически вся, пока наконец власти не взорвали эту чертову трубу. С тех пор между Землей и Луной летал огромный шар воды. Иногда через него проходил отраженный от Луны свет Солнца. И все начинало играть голубыми тенями.
Ино смотрел на этот шар воды. Он был как будто перед ним. Ино протянул руку и уперся в стекло. Было ощущения, что его рука уткнулась не в холодное больничное стекло, а в этот самый шар. Расстояния не существовало. На закате солнечный свет напрямую попал в шар, и половина планеты была раскарашена радугой. И она, эта радуга, как будто тоже быля прямо перед ним.
— Это так красиво, Иш. – сказал Ино. – они как будто часть меня. все как будто часть меня... жаль только черн...
Он не успел договорить, так как стал появлятся цвет. А с ним и чувство расстояния. Но... всего мгновение. Ино поймал мгновение, когда не все цвета еще появились, и мир все еще был как будто у него перед носом. Все переливы красного, черного, коричневого, зеленого... Все было так рядом. Все было частью него. Он был всем... а потом все стало привычным.
— Доктор сказал, что все будет хорошо. – ничего не понимаюше произнесла Иш.
— Теперь все будет хорошо, – улыбнулся ей Ино. – Теперь я знаю, что она была права.
запись создана: 16.02.2009 в 03:55

@музыка: пепси

@настроение: бессоница

@темы: сюжетная проза

21:40 

Глава Пятая. Им. (последняя)

Яблоко проспорило ножу...
- Эма, запомни! - повторял маленький мальчик уже четвертый или пятый раз листку бумаги. - Когда я стану взрослым, то окончательно забуду все. а мне это необходимо. Мне уже пять! я уже на пять лет дальше от этого, чем должен быть.
Нарисованная девочка с любопытством разглядывала себя. смотрела на свои руки - палочки.
- А мне не будет скучно? столько ждать?... - Эма была немного недовольна.
- Нет, потому что у тебя будет друг, - маленький Им рисует на листке собачку, - Эма, эта Прада. Прада, эта Эма.
собака очень дружелюбна и сразу кидается Эми на руки. Лижет ей лицо и всячески выражает свою любовь.
- Ну вот вы уже и подружились. а я с каждым годом все больше становлюсь похож на человеческого ребенка. все так же тупею - Им улыбнулся. - родители надеются что к семи, я стану нормальным и не буду выделяться среди остальных... Думаю так и будет.
Эма совершенно его не слушала. Ей так нравилась ее новая собака, что больше ее ничего не интересовало.
- Эма! - окликнул ее Им, - будь внимательней! ты мой последний шанс не очеловечется полностью... а то еще не дай бог поверю в свою смертность. - маленький мальчик вздохнул слишком тяжело для своих лет. - если твой визит ничего не изменит - все. дальше территория невозврата. Итак слушай! операция называется "День Рожденья". Думаю меня взрослого и... - Им задумался, - воспитанного местным образованием это введет в легкий ступор. ведь до моего официального дня рождения по земным законам будет еще два месяца. я записал все вот на этой бумаге. тебя я положу к ней же. - Им достал толстую пачку бумаги и положил листок с Эмой и Прадой сверху. - будешь гидом по всем этим заметкам. не забудь про пирог. он чертовски важен!
эма только махнула рукой, как бы говоря "да, да, да... ты уже повторил все десять раз. запомню"
- Фантом корабля к этому времени как раз восстановится. и я смогу ее узнать. после встречи с ней мы сможем наконец убраться с этой планеты. здесь такая скукатищща... - Им снова вздохнул. - ну а если ничего не получится... даже думать не хочу. меня не должны испортить настолько, что я не узнаю фантом корабля. все залезай в пакет!
Им прячет все листы в пакет. пишет адрес " Выцветающая улица, дом с открытой форточкой и горящим окном", задем задумывается на несколько секунд, как будто разглядывая что то почти уже не заметное. дописывает своим детским почерком имя "Им Мандаринов" и приписку внизу пакета "вскрыть через десять минут после получения". После чего довольно смотрит на пакет, улыбается и отправляется к окну комнаты. За ним лето. зеленые деревья, трава, теплый ветер и жаркое солнце. Им открывает окно. а за ним почтальон. У него на груди значок с зеленым клевером. Им молча отдает ему пакет и тот улетает вверх, не сказав ни слова.

@музыка: The Dartz

@настроение: смешанное

@темы: сюжетная проза

22:03 

Глава Четвертая. Им.

Яблоко проспорило ножу...
Море, хоть и нарисованное, все равно остается морем. Оно шумит, разбивается волнами о берег и пытается дотянуться до ног девочки. Нарисованная особо поднимается с лежака и оглядывается вокруг в поисках Прады.
- Прадаааа! - кричит она и оглядывается. Собака выбегает весело подпрыгивая изза ближайших кустов. Морда ее в песке. - Ну ты опять чего то разрыла...
Им продолжает стоять возле двери. Ни единой мысли. Даже мысли о том, что нет мыслей... ничего. он держит в руках стакан сока. и пытается вспомнить ту, что должен был перенести сюда вместо сока. безуспешно.
- Осталось еще совсем не долго, - произносит нарисованная девочка, отряхивая колени от песка, - мы почти закончили.
Она делает резкий и решительный шаг и лист бумаги, будто от полученной инерции, вылетает со стола. На следующей странице успокаивающие сельские виды. девочка спокойно шагает перед вращающимся пейзажем. дома за ней проплывают, как на каруселе.
- ты совершенно не веселишься в свой день рождения. он уже скоро кончится, а ты даже ни разу не смеялся. - девочка смотрит на него осуждающе.
- ты же говорила, что у нас целый день, весь день - день моего рождения. - удивляется Им, - а мы тут сидим не больше часа.
- и все то тебе рассказывать. как маленький, ей богу. - девочка хватается за край листа и начинает складывать из него самолетик. - весь твой день рождения был в этих листах. посмотри, сколько их уже улетело, и как мало осталось...
от всей стопки осталось не больше десяти листочков. и из одного из них девочка складывала себе самолетик.
- я надеюсь перед встречей с ней там, в прошлом, ты все вспомнишь... ну или хоть догадаешься прикинуться, будто все вспомнил. - самолетик получался хоть и смешным, но двухместным, - а мне уже пора. я и так тут задержалась. все поздравления на последних листах. удачи!..
нарисованная девочка берет наруки Праду и усаживается поудобнее в только что созданном ей самолете. после чего посылает Иму воздушный поцелуй. форточка над его головой хлопает и самолетик вылетает на улицу, делает несколько маневров в свете фанаря и исчезает в темноте. Иму остатеся только несколько исписанных листов. Ничего не напоминает о произошедшем только что. только эти пара листов. ну может не пара... чуть больше. все они исписаны поздравлениями в его адрес. под каждыми теплыми словами имена, которые абсолютно ни о чем не говорят Иму. имена, поздравления, имена, имена, имена, поздравления, длинные росчерки фамилии, смайлики, имена...
- нет, ничего не помню... - произносит тихонько сам себе Им и отбрасывает поздравления в сторону. - и день рождения у меня только через два месяца. абсолютная чепуха.
бокал на столе портит всю его теорию о галлюцинациях изза недосыпания.
- а может я сам его себе налил и забыл... - думает Им и отправляется обратно в постель.

@музыка: чет дрянь какаято играет... не знаю

@настроение: живот болит, а так почти мармеладка)

@темы: сюжетная проза

21:10 

Глава Третья. Им.

Яблоко проспорило ножу...
-сегодня - твой День Рождения! - сказала, улыбаясь девочка. - и так как это целый день, а не час или минута рождения, то на протяжение всего этого дня - она хихикнула, - ты будешь рождаться!
карандашная особа с силой дернула веревочку, которую держала в руке. она была как будто закреплена за край листа, который стал в свою очередь скручиваться. сложившись пополам лист неожиданно выпрыгнул вперед, как будто он не скручивался, а только готовился к этому самому прыжку. До Има он не долетел, но очень даже его напугал. На следующем листе раздался сначало заливистый смех, а за ним и звонкий лай. Маленькая карандашная девочка явно не скрывала своего веселья.
- Может, хотя бы представитесь? чтобы я знал как к вам оброщаться. - слегка раздраженно произнес Им.
- Нет. тебе незачем ко мне обращаться. тебе нужно обращаться к своему прошлому... к чистому, белому прошлому...
- Почему чистому, белому?
- Потому что там ничего нет, - сказала девочка, разрезая такой же нарисованный именинный пирог. - хочешь кусочек?
Им не успел ответить, как кусок пирога вместе с тарелкой как будто вылетел с листа и очутился у него на столе.
- В прошлом пусто. - продолжала девочка откусывая от пирога кусок за куском. - потому что все уже здесь, в настоящем. а в прошлом ничего нет. а ты что не знал этого?
Им вспомнил ту белую, бесконечную белую даль, в которую он проваливался время от времени. Как будто огромный белый лист. бесконечноый, огромный белый лист.
- А мой сок? - неожиданно вспомнил он.
- А свой сок ты оставил там. Он до сих пор гдето там стоит. Ведь его не кому взять в настоящее. - девочка доела пирог и вытерла руки о края листа, затем дала Праде начисто вылизать поднос. - она ведь тоже ждет тебя там.
Лист вдруг стал мяться, как будто об него вытирают руки. Сжался в маленький шарик и укатился со стола на пал.
Следующий лист был раскрашен под побережье. Не все цвета еще встали на свои места, но это все равно было красиво. Справо авшла девочка. Она вела на поводке Праду.
- Ну и че ты расселся?!? Она тебя ждет!..
перед глазами помутнело и побелело одновременно. Им закрыл их, чтобы не потерять равновесие развел руки в стороны и сделал неловкий шаг назад. газовой плиты сзади уже не было. Только абсолютная белизна вокруг. Им открыл глаза и некоторое время привыкал к свету. Через минуту он смог разглядеть невдалеке темное пятно. Он направился к нему, как к единственному ориентиру. через двадцать секунд сближения темное пятно превратилось в стакан. стакан его любимого сока. который он оставил здесь тогда, еще в первый раз. он подошел и взял его в руки. все такой же холодный. "даже времени не место в прошлом. здесь уже ничего нет, а все случайно попало - остается неизменным" - подумал Им и взял бокал с соком в руки. Он уже поднос его к губам и закрыл глаза, чтобы насладится своими ощущениями... как почувствовал что в спину ему упирается дверная ручка. он снова стоял на кухне. возле двери. на столе лежала слегка поредевшая стопка бумаги. девочка нежилась в лежаке на берегу нарисованного моря.
- Лучше б ты ее перенес, чем свой сок... - пробормотала она и скинула с головы соломенную шляпу.

@музыка: 5 элемент (кино идет)

@настроение: кеяир

@темы: сюжетная проза

21:44 

Глава Вторая. Им.

Яблоко проспорило ножу...
Память все чаще подводит.
"Наверное, это случилось в 9 лет." - вспоминал Им.
Иму тогда было 9 лет. Такое замечательное время. Когда тебе уже и не 7. Но еще и не 10. всего год... и тебя как будто станет больше. с этой одной, дополнительной цифрой числа твоего возрвста. все станет по-взрослому.
"да-да... именно тогда это случилось" - подтвердил собственные сомнения он.
именно тогда это случилось. он пропал из жизни на пять минут. мама оставила его на кухне. в руках он держал огромный бокал сока. это был...
"мой любимый сок. хм... а ведь я уже забыл какой сок мой любимый. я держал его обеими руками. и даже зарыл глаза от удовольствия, когда первые холодные капли каснулись моих губ. холодный. свежий. самый любимый сок" - заливался воспоминаниями Им.
все, что его окружало - исчезло. вся эта кухня, девочка с шариком. все это непонятное. невозможное. странное. пугающее... все исчезло. и появилось то забытое ощущение счастья.
он держит бокал любимого сока и медленно наклоняет его. до тех пор пока тот не каснется его губ. холодный. свежий. любимый. так мало нужно для счастья.
первую минуту он даже не знал где находится. потому как продолжал держать глаза закрытыми, а все чувства открытыми. ничего не изменилось кроме... окружения. он был в другом месте. нет мамы. нет кухни. нет его 9 лет. ничего нет. тольк он. его бокал сока. и теплая пугающая пустота. только ясно... что в этой пустоте ты не один. там. где-то дальше и старше. кто-то есть. он знает о тебе и идет к тебе. и может даже спешит. он столько ждал тебя. и теперь спешит к тебе. но в 9 лет все новое только пугает. когда стоишь на краю взросления... все пугает. все новое падает на противоположную сторону и зовет к себе. а дальше. только взрослая жизнь.
Им поставил бокал своего любимого сока на пол.
мама на кухне впадает в панику. исчез ее сынок. ее чудо. ее прелесть. ее сокровище. кошмар. руки сами хватаются за голову. глаза бешенно мечатся по окружающим вещам. в поисках... в поисках хоть чего-то, что способно помочь, рассказать. подсказать. но вся кухня как будто ничего не знает. и остается непричем. мама выбегает. бежит за тем, кто сильнее. кто не похож на нее. кто мужественнее. бежит за подмогой. как будто ему предметы расскажут то, о чем молчали перед ней. она бежит за папой.
им ставит бокал сока н апол и делает несколько шагов вперед. в пустоту. все одного цвета. ничего не ясно. горизонт. перспектива. далеко. близко. только точка на горизонте. она его манит. и он ее боится. ровно пять минут. он смотрит на нее.
ровно пять минут у мамы уходит,чтобы позвать на помощь равнодушно-спокойного отца. он не верит в ее бредни. он уверен, что все ей показалось. все хорошо. его шаги медленны. она успевает обежать вокруг него. за один его шаг. он сама уверенность. он само спокойствие. он знает все.
они вместе заходят на кухню. и видят своего сына стоящего возле стола. немного расстеренного. может даже напуганного мамиными криками. так думает папа. папа что то бормоччет себе под нос. и уходит. а мама. кидается его обнимать. и целовать.
"такие теплые. нет... даже горячие мамины поцелуи" - Им потихоньку приходил в себя.
его кухня. через открытое окно продолжают залетать снежинки. как будто уставшие падать на тратуар. на деревья и крыши. жаждущие исчезнуть в тепле. в свете. и чужом внимание. они залетали в квартиру и растворялись в ее воздухе сами по себе. лишь иногда долетая холодными капельками до кожи Има. Он встал и закрыл форточку. на столе по-прежнему лежала стопка бумаги. нарисованная девочка держала уходящуу за границы листа веревочку. а собака Прада скакала вокруг нее весело повизгивая. все были готовы к празднику.
теперь и Им. теперь и его накрыло этим праздничным настроением. изза этих воспоминаний. таких неуместных. и таких нужных.

@настроение: доброжелательное

@темы: сюжетная проза

07:26 

Глава Первая. Им.

Яблоко проспорило ножу...
Пока звуки закипающего чайника разгоняли белых мух-снежинок, случайно залетавших через открытую форточку, Им молча смотрел в окно. там шел снег.
"сегодня первый день зимы. и первый снег в этом году. а ведь мог все проспать" - думал Им отходя от окна и выключая кухонную плиту. этой ночью его разбудило странное чувство тревоги. как будто он пропускает что то невероятно важное.
"нет, это не из-за снега, - продолжал свои мысли уже с бокалом чая Им. - его я видел уже сотни раз. это что тодругое. что то по настроящему важное".
в дверь постучали. Им уже привык к неожиданным визитам. на всю округу - он единственный врач. но в этот раз перед ним стояла не напуганная мама, или измученная старушка. перед ним стоял почтальон. обычный почтальон. все что его могло отличить от всех когда либо виденных Имом почтальонов - это значок с зеленым клевером на груди. Почтальон достал из сумки бумаги и начал читать:
- Им Мандаринов, Выцветающая улица, дом с открытой форточкой и горящим окном. Распишитесь в получении.
- Получении чего? - спросил Им, уже выводя свои инициалы внизу листа бумаги.
Он уже больше трех лет не пользовался своей фамилией.
- Посылка, - почтальон достал из сумки запечатанный пакет размером не больше пакета из под молока. - Тревожно уведомление нужно было разбирать лучше, там все оговаривалось.
После этих слов почтальон вручил пакет Иму и, развернувшись, исчез. По дороге от двери к кухонному столу Им пытался разобраться в том, что было выцарапано на посылке. Кроме его адреса и фамилии с именем как будто детской рукой было приписано "вскрыть через десять минут после получения". Инструкции конечно инструкциями. и кто, как не врач должен верить тому, что написано на официальном документе. но Им не стал ждать десяти минут и вскрыл посылку кухонным ножом. внутри была стопка бумаги. на одних листах были рисунки, другие были исписаны словами во всех направлениях, причем так, что разобрать ничего было нельзя. первый же лист, который лежал сверху стопки был почти чистым. на нем было нарисовано только закрытое окно. пока Им прикидывал чья эта шутка и куда деть теперь столько бумаги окно на рисунке отворилось, и в нем показалась такая же рисованная, как и само окно девчушка:
- нет, ну там же написано! подождать десять минут! ты что какой нетерпеливый!
Им просто смотрел на эту живую картинку. не зная что ответить карандашной девочке.
- даже слова еще не все по своим местам встали, а картинки то... те небось вообще все перемешались и теперь их долго ждать придется. Нет, ну десять минут. написала же. по русски! так еще и ножом открывал. чуть Праду не задел.
на подоконнике появились сначало две лапы, а потом и собачья морда. видимо это и была Прада о которой так волновалась девочка.
- ну что, так и будешь молчать? или поможешь хоть собраться. а то так до утра не начнем поздравление.
- какое поздравление? - удивился Им. мысли о живой нарисованной девочке и ее собаки были слишком быстрые для его головы, поэтому он никак не мог их поймать, что рассмотреть получше. а так как ни одной мыли поймать он не мог, то появлялось ощущение того, что мыслей нет. и все идет нормально и своим чередом.
- с днем рожденья тебя, балда! - весело прокричала девочка и убежала куда-то внутрь нарисованного окна.
Прада еще несколько секунд смотрела на Има, потом тявкнула пару раз, наклонила голову набок и умчалась вслед за девочкой.
"у меня же через два месяца день рожденье" - подумал Им продолжая бессмысленно смотреть в листок с нарисованным окном. первй листок неожиданно немного приподнялся. на нем появились два нарисованных глаза и стеснительная улыбка. после того как улыбка растеклась по всей ширине листа, перекрывая даже часть окна, у листа появились маленькие ножки и ручки. он привстал и отошел в сторону. тем самым освободив для обзора второй лист бумаги. на нем уже стояла девочка с веревочкой в руках. веревочка уходила вверх за границу листа.

@музыка: Muse

@настроение: странное

@темы: сюжетная проза

Дурак дураком

главная